воскресенье, 18 декабря 2011 г.

КНС Еженедельное обозрение №20



Обвал добычи в Индонезии

Государственная нефтяная компания Индонезии, Pertamina, сообщила, что не сумеет добыть в этом году столько нефти, сколько планировалось. У компании 5244 скважины, из которых добывают 191 тысячу бочек нефти в день или меньше четырех бочек на скважину в день. Скважина в Индонезии в день дает столько нефти, сколько бензозаправка расходует за полчаса.
Давайте взглянем на добычу нефти в Индонезии и возможно найдем что нибудь поучительное для России.
Когда то Индонезия была крупным экспортером нефти. Официального пика добычи нефти страна достигла в 1995-м. Официального - потому что пик был необычный. Незадолго до этого добыча нефти начала снижаться и страна предприняла все, что могла, чтобы оживить свои нефтяные месторождения. В них начали закачивать пар, начали применять выдаваемую за новую и революционную технологию гидроразрыва пласта (fracturing - используется для добычи сланцевого газа). Начали программу массового бурения дополнительных скважин. Падение добычи остановилось и добыча даже немного возросла - на два года, а затем наступил период неудержимого падения добычи нефти. В 2008-м страна вышла из ОПЕК (организации стран экспортеров нефти), так как Индонезия превратилась из экспортера в импортера нефти. Индивидуальные скважины дают с каждым годом на 18% меньше нефти. Пока скважины давали много нефти имело смысл бурить дополнительные скважины, чтобы компенсировать падение добычи. Но из за сорока бочек в день (4000 долларов минус налоги и проценты) бурить скважину ценой в 10 миллионов долларов и закачивать туда пар уже не имеет смысла.
Добыча нефти в Индонезии переходит из режима плавного спуска, в режим свободного падения.

Каков же урок для России?

В фильме “Тяжелая нефть” который мы проанализировали в предыдущем выпуске, авторы побывали в Западной Сибири. Авторы жаловались, что нефть больше не фонтанирует, а “вытекает по капельке”. Это не так - картина не совсем такая. Когда в 1943-м открыли Ромашкинское месторождение в Татарии, нефть фонтанировала и EROI был около 100. Сейчас в Западной Сибири нефть не фонтанирует, её выталкивают из скважин водой, которую закачивают и выкачивают насосами. В скважину закачивают огромное количество воды и из скважины выкачивают жидкость на 95 процентов состоящую из воды и на 5 процентов состоящую из нефти. И с каждым годом такая скважина дает на 25 процентов меньше нефти. Вот реальное наследие Ельцинско-Путинского воровского режима.

Модель нефтедобычи в России

Гражданам России очень трудно представить себе реальное положение дел в нефтяной отрасли. Одни эксперты говорят, что нефти хватит еще на сотни лет, другие о скором падении добычи. Кто прав? Разобраться практически невозможно, еще и потому, что люди заинтересованные в сокрытии реального положения дел прибегают к дезинформации - один дезинформатор, работающий на полную ставку способен запутать 99 процентов людей интересующихся темой нефтедобычи.
Как быть? Нужно дать людям простую и понятную модель нефтедобычи в России.

Модель “Винная бочка”

Представьте себе огромную винную бочку лежащую в подвале, из которого виночерпий приносит вам вино. Виночерпий уверяет вас, что вы и ваши дети всегда будете пьяны, потому что вино в бочке никогда не кончится.
Первую дырку виночерпий просверлил вверху бочки,. а когда из нее перестало течь вино, просверлил две пониже. Две - потому что из них вино текло уже медленнее, чем из дырки выше. В прошлом году вино из дырок вытекало все медленнее и медленнее, и виночерпию пришлось просверлить уже дополнительных 6000 дырок чтобы получить столько же вина, сколько и в позапрошлом году.
Но в этом году виночерпий начал сверлить дырки, но из них течет не вино (легкая нефть), а осадок (тяжелая нефть). Виночерпий пытается уверить вас, что осадок это тоже вино, и его в бочке очень много. Но это не так.
Во первых винный осадок сразу забивает дырку и просто перестает вытекать. Если раньше надо было просто сверлить добавочные дырки, то с осадком этот номер не проходит.
Во вторых ваш желудок (нефтеперерабатывающие заводы) не в состоянии этот осадок переварить - заводы надо строить заново.
О ситуации знает виночерпий, но продолжает уверять посетителей, что вина в бочке на столетия. К бочке он никого не подпускает, и переизбрать себя не дает. Получается вот такая упрощенная модель происходящего в нефтяной отрасли и в стране в целом.

Потеряны жизни, а нефть не найдена

Любимый контраргумент людей разбазаривающих нефть России - в Арктике этой нефти полно. Закончится в Сибири, будем добывать в Арктике. Напомню, что американцы в своем секторе пробурили 27 сухих дырок и на этом поиски нефти в Арктике прекратили. В этом году британская компания пробурила шесть сухих дырок в другом секторе Арктики и все они оказались сухими. Британской компании это удовольствие обошлось в два миллиарда долларов.
Здесь необходимо сделать два замечания.
Во первых, чтобы заменить месторождения гиганты, нужны другие месторождения гиганты. Длина Гавара в Саудовской Аравии около 200 километров - не найти такое месторождение очень трудно. Если в Арктике нефть не найдена после стольких попыток, это означает одно - её там нет или очень мало, и заменить истощенные российские месторождения будет нечем.
Во вторых и американцы и англичане используют новейшее сейсмологическое оборудование и бурят не наугад, а в наиболее перспективных с точки зрения сейсморазведки местах.
После неудач англичан и американцев пришла трагическая новость о гибели буровой платформы “Кольская”. Одна из причин гибели платформы - отсутствие нефти в Арктике. Не найденная нефть создает финансовые проблемы для тех, кто за этой нефтью охотиться, и это заставляет принимать решения основанные на финансовом расчете, а не исходя из соображений здравого смысла и безопасности людей. Аренда буровой платформы стоит до миллиона долларов в день и “Кольская” фактически все лето провела вхолостую.
После стольких неудач, нефть Арктики стала еще более призрачной, чем земля Санникова.

Жанаозен




События в Жанаозене удивительным образом переплетаются с неудачами англичан и американцев в Арктике. В октябре этого года стало ясно (здравомыслящим людям), что нефти в Арктике нет.
И здравомыслящие люди начали искать доступ к нефти в других местах. У англичан имеется богатый опыт в деле получения доступа к нефти.
В ноябре, всего месяц спустя, в Казахстан прибыл Тони Блэр. Назарбаев нанял его на работу, в качестве консультанта, с зарплатой в 12 миллионов долларов в год или миллион в месяц. Напомню, что до этого Блэр работал консультантом у Каддафи.
А еще месяц спустя в Жанаозене начались волнения.
Жанаозен находится неподалеку от найденного в 2000-м году нефтяного месторождения гиганта - Кашаган. Именно из за него и начинается борьба между Китаем и Великобританией.

Причина для войны

Пока руководство России твердит о несметных богатствах Арктики и опустошает нефтяные запасы найденные при советской власти, у границ России начинается война за нефть. Кашаган одно из крупнейших месторождений нефти, найденных за последние 40 лет и последнее на котором будут добывать 1 миллион бочек нефти в день. Больше таких месторождений в мире нет.
Хищническая эксплуатация советских месторождений нефти и не найденная нефть Арктики диктуют российским горе руководителям следующий шаг - ввязаться в вооруженную борьбу за казахскую нефть.
Именно казахская нефть может стать той искрой, из за которой вспыхнет мировой пожар.

Мысли вдогонку

  • Что означает 18 процентное падение добычи нефти в индонезийских скважинах?
    Небольшая таблица для иллюстрации того, как быстро падает добыча на таких скважинах.
      
Год        Добыча в процентах к начальной


1100
272
352
437
527
619
714
810
97
105


  • Не вся нефть идет на продажу - в скважины приходиться закачивать пар - на это расходуется большое количество добытой нефти. В Канаде две бочки из трех добытых идут на эти цели. То есть мы столкнулись не только с падающей добычей на скважинах, но и с необходимостью тратить все больше нефти на добычу одной бочки нефти.
  • Часто приходиться слышать такой аргумент - цена нефти вырастет еще на сотню долларов и мы станем добывать нефти из тех месторождений, из которых сейчас добывать нефть невыгодно.
  • Недавно американцы напечатали триллион долларов, а европейцы на днях 540 миллиардов евро. Давайте задумаемся над простым вопросом - помогут ли напечатанные триллионы добыче нефти?
  • Ответ - нет. Для добычи нефти нужна энергия. Когда то для решения проблемы было достаточно лишь профинансировать поиски решения проблемы. Так было когда количество денег в мире соответствовало количеству нетто энергии в мире. Сегодня количество денег в мире стремительно увеличивается, а количество нетто энергии в мире стремительно падает.
  • Задумайтесь над следующими фактами - 300 месторождений гигантов дают 60 процентов мировой нефти. Найти их было легко и как в случает с Ромашкинским месторождением, хватило нескольких геологов и нескольких арендованных у соседнего колхоза лошадей. Все это происходило недалеко от Сталинграда, в самый разгар войны.
  • 40 процентов мировой нефти дают 16000 месторождений, на поиски освоение которых были потрачены огромные деньги. Эти месторождения иссякают одно за другим и замену им найти становиться все труднее. Кажется, что для поисков и освоения достаточно больших денег, но в реальности на поиски и освоение этих 16000 месторождений расходовалась энергия добытая на 300 гигантах.
  • Давайте вернемся к нашим индонезийским скважинам. Мы видим, что необходимо с каждым годом бурить все больше скважин и все больше нефти расходовать на добычу одной бочки нефти. Возникает вопрос - до каких пор финансовая система сможет финансировать такие проекты? Ведь вкладывать приходится все больше, а отдача все меньше.
  • Мы являемся свидетелями масштабного всемирного финансового кризиса, начавшегося в 2008-м и вызванным пиком добычи нефти, случившемся в 2005-м. Банки боятся одалживать деньги друг другу и боятся одалживать деньги клиентам. Добыча нефти на индонезийских месторождениях становится все более и более сомнительной с точки зрения финансов.
  • Да, цена бочки нефти может подскочить до 200 долларов. Но как в случает с канадской нефтью - две бочки из трех расходуются на добычу этих трех бочек нефти. Близок момент, когда для добычи трех бочек нефти, нужно будет три или четыре бочки нефти. Это будет моментом истины для людей думающих, что определяющей силой в мире являются деньги. 
И еще мысли вдогонку...
Пертамина импортировала около 8 миллионов тонн бензина в 2011-м. В  2012-м компания планирует импортировать бензина на 20% больше.
Взглянув на график экспортеров нефти 2005-2010, мы видим, что несмотря на рост цен, "новой" нефти в мире нет. Где в мире можно взять еще 2 миллиона тонн бензина для Пертамины? Только у кого нибудь отобрать, потому что "новой" нефти в мире больше нет.
Глядя на график экспортеров нефти 2005-2010 видишь, что Россия, Казахстан и Азербайджан фактически обеспечивали весь прирост добычи нефти в эти пять лет, если считать в бочках, а не в процентах, как показано на графике. Возникает вопрос - а зачем нужно было так эксплуатировать невозбновляемые ресурсы, которые в ближайшем будущем будут намного дороже? Ведь добыча в Азербайджане резко пошла вниз, в России скоро резко пойдет вниз, а в Казахстане нефть вообще может стать причиной гибели страны и народов её населяющих. Верна ли стратегия лидеров этих стран? Понимают ли они процессы происходящие в мире?







Комментариев нет:

Отправить комментарий